Омар Хайям рубаи

Омар Хайям рубаи часть 2

Ищешь чашу Джамшидову каждый ты миг,
Весь в сомненьях — путь верный искать не привык.
Посмотри, ведь частицы души — это чаши,
Где, как в зеркале, виден творения лик!

Ты — рудник, коль на поиск рубина идешь,
Ты — любим, коль надеждой свиданья живешь.
Вникни в суть этих слов — и нехитрых, и мудрых:
Все, что ищешь, в себе непременно найдешь!

Мы не знаем, протянется ль жизнь до утра...
Так спешите же сеять вы зерна добра!
И любовь в тленном мире к друзьям берегите
Каждый миг пуще золота и серебра.

По дороге идешь - незаметным иди
В бытии у людей чувств плохих не буди!
Не кажись предводителем возле мечети
И в имамы поэтому не угоди.

Надо зрячим во взглядах и и виденье быть,
Отстраненным от благ научиться прожить.
Не дано тебе зрение виденья Бога,
Раз не можешь величье Его оценить.

Оба глаза закрой - сердце станет, как глаз,
Мир другим ты узришь, окружающий нас.
Откажись же от личных своих притязаний -
Одобренье последует в этот же час!

Ты пришел, чтоб над нами властителем быть,
Так опомнись, чтоб этого зла не свершить!
Был никем ты вчера, ты никем станешь завтра,
Знаешь только, как можешь сегодня прожить.

Не теряй никогда в жизни мудрости суть,
Не теряй, чтоб к добру или злобе прильнуть!
Ты - и путник, и путь, и привал на дороге, -
Не теряй же к себе возвращения путь!

Эй, возникший из семени, вслушайся, друг:
Есть губительных свойств и бесчестия круг.
Избегай же бахвальства, стяжательства, спеси,
Черной зависти, скупости, жадности рук!

Помни: толки толпы - ветер, он лишь шумит!
Тех, кто радость душе непрерывно дарит,
Не губи никогда, вняв пустым наговорам -
Мир, как мы, в своей памяти много хранит!

Суть кумира для смертных - душа бытия,
Что сжигает дотла все основы житья.
Чтоб найти эту душу, весь мир обошел я,
Но она в нашем доме - уверился я.

Мой кумир никому не являл чудный лик,
Но толпе не привяжешь досужий язык.
Она с жадностью басне нелепой внимает
Тех ханжей, кто к тиранству и сплетням привык.

Творенья океан из мглы возник,
Но кто же до глубин его постиг
И жемчугу подобными словами
Изобразил непостижимый лик?

Мы цель созданья, смысл его отменный,
Взор Божества и сущность зрящих глаз.
Окружность мира - перстень драгоценный,
А мы в том перстне - вправленный алмаз.

Творений Ты - ваятель, почему
В них проглядел изъяны, не пойму.
Коль хороши, зачем их разбиваешь,
А если плохи, кто виной тому?

Мы только куклы, вертит нами рок, —
Не сомневайся в правде этих строк.
Нам даст покувыркаться — и запрячет
В ларец небытия, лишь выйдет срок.

По воле сотворившего, не знаю,
Я предназначен аду или раю.
Вино, подруга, лютня - часть моя,
Тебе блаженства рая уступаю.

В раю - Кавсар и гурий поцелуи,
И млека, и вина, и меда струи...
Фиал вина мне! Малую наличность,
Знай, тысяче посулов предпочту я.

О вере этот всюду речь ведет,
Тот возомнил, что истину найдет.
Боюсь, услышат голос: о, слепые!
Путь, право, - и не этот, и не тот.

Ты, муфтий, нас беспутнее подчас,
Мы во хмелю тебя трезвей в сто раз.
Пьешь кровь людскую, кровь лозы мы тянем, -
По чести: кровожадней кто из нас?

Красотку шейх корил: "Пьяна совсем,
Сегодня этим бредишь, завтра - тем..."
- "Я такова, - сказала, - ты таков ли,
Каким желаешь показаться всем?"

Доколе дым кумирни прославлять,
О рае и об аде толковать?
Взгляни на доски судеб, там издревле
Написано все то, что должно стать.

Пока медресе и мечети во прах не падут,
Дела мудрецов каландаров на лад не пойдут.
Покамест неверием вера, и верой неверье не станут, -
Поверь мне, средь божьих рабов мусульман не найдут.

Я презираю лживых, лицемерных
Молитвенников сих, ослов примерных.
Они же, под завесой благочестья,
Торгуют верой хуже всех неверных.

Я буду пить, пока мой век во тьму не канет,
Пусть прибыль всей земли мне разореньем станет.
О ты, душа миров! Здесь в мире пьян я буду
И в рай пойду, когда мой дух тебе предстанет.

В мечетях, в храмах, в капищах богов
Боятся ада, ищут райских снов.
Но тот, кто сведущ в таинствах творенья,
Не сеял в сердце этих сорняков!

Лицемеры, что жизнью кичатся святой,
Грань кладут между телом и вечной душой.
Полный кубок вина я поставлю на темя,
Если даже мне темя разрежут пилой.

Вхожу я под купол мечети, суровый,
Воистину - не для намаза святого.
Здесь коврик украл я... Но он обветшал,
И в доме молитвы явился я снова.

Пусть буду я сто лет гореть в огне,
Не страшен ад, приснившийся во сне.
Мне страшен хор невежд неблагородных,
Беседа с ними хуже смерти мне!

Увы! Мое незнанье таково,
Что я - беспомощный - страшусь всего,
Пойду зуннар надену, - так мне стыдно
Грехов и мусульманства моего!

О боже! Милосердьем ты велик!
За что ж из рая изгнан бунтовщик?
Нет милости - прощать рабов покорных,
Прости меня, чей бунтом полон крик!

Глянь на вельмож в одеждах золотых,
Им нет покоя из-за благ мирских.
И тот, кто не охвачен жаждой власти,
Не человек в кругу надменном их.

Кровь влюбленных не лей, их живые сердца пожалей,
Лучше кающихся как опасных безумцев убей.
Лучше кровь этих тысяч от мира ушедших аскетов
Ты железом пролей, но ни капли вина не пролей.

Говорят, что я пьянствовать вечно готов, - я таков!
Что я ринд и что идолов чту, как богов, - я таков!
Каждый пусть полагает по-своему, спорить не буду.
Знаю лучше их сам про себя, я каков, - я таков!

Коль наша жизнь мгновение одно,
Жить без вина, поистине, грешно.
Что спорить, вечен мир или невечен -
Когда уйдем, нам будет все равно.

Коль весенней порою, красотою блистая,
Сядет пери со мною, чашу мне наполняя,
У межи шелестящей золотящейся нивы,
Пусть я буду неверным, если вспомню о рае.

Знай - великий грех не верить в милосердие творца.
Если ты, в грехах увязший, превратился в сквернеца,
Если ты в питейном доме спишь теперь, смертельно пьяный,
Он простит твой остов тленный после смертного конца.

Видел утром я ринда; в пыли на земле он лежал,
На ислам, на безверье, на веру, на царства плевал.
Отрицал достоверность, творца, шариат, откровенье.
Нет! Бесстрашнее духа и в двух я мирах не встречал.

Автор

Александр Спирин

Александр Витальевич Спирин 1970 г.р.. Создатель и администратор salevam.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *