Омар Хайям рубаи

Омар Хайям рубаи часть 4

Для того, кто усами кабак подметал,
Кто швырял, не считая, презренный металл —
Пусть столкнутся миры и обрушится небо —
Для него все равно: пьяный, он задремал…

Сад цветущий, подруга и чаша с вином —
Вот мой рай. Не хочу очутиться в ином.
Да никто и не видел небесного рая!
Так что будем пока утешаться в земном.

О вино! Ты - живая вода, ты - исток
Вдохновенья и счастья, а я - твой пророк.
Я тебя прославляю в согласье с Кораном:
Ведь сказал же аллах, что вино - не порок!

Виночерпий! Прекрасней Иосифа ты.
Умереть за тебя - нет прекрасней мечты,
Свет очей моих - прах твоих ног, виночерпий!
Ты - бессмертное солнце среди темноты.

Жизнь короткую лучше прожить не молясь,
Жизнь короткую лучше прожить веселясь.
Лучше нет, чем среди этой груды развалин
Пить с красоткой вино, на траве развалясь!

Перед вином главу склоняю сам.
Жизнь за него, не дрогнув, я отдам.
Моя рука держать устала чашу,
Но тянется душа к ее устам.

О виночерпий, над жизнью не вижу владык,
Правда, всесильны вино и красавицы лик.
Дружим с вином, ибо в мощи ему уступает
Все - и живая вода, и эдемский родник.

Вину, что дарит радость нам с тобой,
От нас скрываться суждено судьбой,
Ты не гляди, как я владею чашей,
Гляди, как я владею сам собой.

О кравчий, ты всех луноликих краше,
Твой лик сравню с Джамшидовой чашей.
Когда идешь, у ног лучится пыль,
Как сонм светил над головою нашей.

Пока еще клокочет души моей казан,
Чего мне ни пророчат. я пью вино и пьян,
А замешавшись с глиной, хочу быть жбаном винным,
И - чур! - виноторговцу продайте этот жбан.

Гора, вина хлебнув, и то пошла бы в пляс.
Глупец, кто для вина лишь клевету припас.
Ты говоришь, что мы должны вина чураться?
Вздор! Это дивный дух, что оживляет нас.

Бокала полного веселый вид мне люб,
Звук арф, что жалобно при том звенит, мне люб,
Ханжа, которому чужда отрада хмеля, -
Когда он за сто верст, горами скрыт, - мне люб.

Призыв из кабака поднял меня от сна:
"Сюда, беспутные поклонники вина!
Пурпурной влагою скорей наполним чаши,
Покуда мера дней, как чаша, не полна".

В бокалы влей вина и песню затяни нам,
Свой голос примешав к стенаньям соловьиным!
Без песни пить нельзя, - ведь иначе вино
Нам разливалось бы без бульканья кувшином.

Запрет вина - закон, считающийся с тем,
Кем пьется, и когда, и много ли, и с кем.
Когда соблюдены все эти оговорки,
Пить - признак мудрости, а не порок совсем.

Мудрец приснился мне. "Веселья цвет пригожий
Во сне не расцветет, - мне молвил он, - так что же
Ты предаешься сну? Пей лучше гроздий сок,
Успеешь выспаться, в сырой могиле лежа".

Поток вина - родник душевного покоя
Врачует сердце он усталое, больное.
Потоп отчаянья тебе грозит? Ищи
Спасение в вине: ты с ним в ковчеге Ноя.

Мы пьем не потому, что тянемся к веселью,
И не разнузданность себе мы ставим целью.
Мы от самих себя хотим на миг уйти
И только потому к хмельному склонны зелью.

Чтоб счастье испытать, вина себе налей,
День нынешний презри, о прошлых не жалей,
И цепи разума хотя б на миг единый,
Тюремщик временный, сними с души своей.

Сегодня пятница: поэтому смени
На чашу кубок твой, а ежели все дни
И так из чаши пьешь, удвой ее сегодня:
Священный этот день особо помяни!

Пришла весна! Гляди, леса - все зеленее
Сверкают на ветвях ладони Моисея,
Пестрят в лугах цветы, светясь, как Иисус,
И облака плывут, на землю слезы сея.

Пей! Будет много мук, пока твой век не прожит.
Стечение планет не раз людей встревожит;
Когда умрем, наш прах пойдет на кирпичи
И кто-нибудь себе из них хоромы сложит.

Хайяму я прошу мой передать привет
И на вопрос его такой снести ответ:
"Неправда, что вино я запретил; лишь глупым
Оно запрещено, а умным - вовсе нет".

Да, жизнь без кравчего и без вина пуста,
Без нежных флейт твоих, Ирак, она пуста;
Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь,
Что жизнь - не будь утех - была б до дна пуста.

Пью не ради того, чтоб ханже насолить
Или сердце, не мудрствуя, развеселить, -
Мне хоть раз бы вздохнуть глубоко и свободно,
А для этого надобно память залить.

Да, я пью, безобразны мои кутежи,
Но меня упрекать могут только ханжи.
Если б все так людские грехи опьяняли,
Кто на свете бы трезвым остался, скажи?

Всемогущий, чья суть непостижна уму,
Он всегда помогает врагу твоему.
Говорят, что бутыль изобрел нечестивец,
А кто выдолбил тыкву - как зваться тому?

Не думай более прожить, чем шесть десятков лет,
Беспечным пьяницей броди среди земных сует.
Пока из чаши-головы не сделали кувшина,
С кувшином, с чашею в руке всегда встречай рассвет.

Листья дерева жизни, отпущенной мне,
В зимней стуже сгорают и в вешнем огне.
Пей вино, не горюй. Следуй мудрым советам:
Все заботы топи в искрометном вине.

Не запретна лишь с мудрыми чаша для нас
Или с милым кумиром в назначенный час.
Не бахвалься пируя и после пирушки:
Пей немного. Пей изредка, Не напоказ.

Пусть будет сердце страстью смятено.
Пусть в чаше вечно пенится вино.
Раскаянье творец дарует грешным -
Я откажусь: мне ни к чему оно.

Если мудрость начертана в сердце строкой,
Значит, будет в нем ясность, любовь и покой.
Надо либо творцу неустанно молиться,
Либо чашу поднять беззаботной рукой.

От губительных ядов житейских невзгод
Лишь в вине себе смертный спасенье найдет,
Пей на травах душистых, пей с юностью пылкой,
До того, как твой прах сам травою взойдет.

Дай вина, о саки, и порадуй меня,
Эта жизнь нам с тобою дана на два дня.
Что случается, все принимай, как подарок,
Ничего не страшись, никого не виня.

Вольно миг один живем на свете.
Не горюй, что рок нам ставит сети,
Ибо тела нашего основа:
Искра, капля, легкий прах и ветер.

Бережешь Ты меня от случайных невзгод,
От недобрых вестей и житейских забот,
И чем больше моих лицезреешь пороков,
Тем я больше Твоих удостоен щедрот!

Коль не пью я вина - значит, я не созрел,
Если пью я всегда, то позор - мой удел.
Можно пить мудрецу, также шаху, бродяге,
Так не пей, раз одним из них стать не сумел!

Винопитье меня в этой жизни хранит,
Гнет небес опьянение мне облегчит.
Раз корабль моей жизни уж близок к крушенью,
Значит, надо заранее выбросить щит.

Почему не даю я зарока не пить?
Пить вино мне не может никто запретить.
Есть, конечно, запрет пития лицемерам,
А за грех мудрецов дайте мне заплатить!

Зарекался и вновь нарушал я обет,
И обет уж давно от меня вопиет.
Я разбил вчера чашу во имя обета,
А сегодня в честь чаши нарушил запрет!

Автор

Александр Спирин

Александр Витальевич Спирин 1970 г.р.. Создатель и администратор salevam.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *