Омар Хайям рубаи

Омар Хайям рубаи часть 6

Триста лет проживи или больше вдвойне,
А придется со всеми лежать наравне.
Под забором бродяга, герой на войне —
Все у смерти в одной невысокой цене.

Как хотел, так себя ты и тешил всю жизнь,
Пил с друзьями и жен свои нежил всю жизнь.
Перед тем, как уйти, оглянулся — и что же? —
Все приснилось, как будто и не жил всю жизнь.

Те, кому была жизнь полной мерой дана,
Одурманены хмелем любви и вина.
Уронив недопитую чашу восторга,
Спят вповалку в объятиях вечного сна.

Если ты не слепой, мглу могильную зри!
Эту полную смут, землю пыльную зри!
Сильных мира сего в челюстях муравьиных
Этот мир, эту тризну обильную - зри!

Я пришел - не прибавилась неба краса,
Я уйду - будут так же цвести небеса.
Где мы были, куда мы уйдем - неизвестно:
Глупы домыслы всякие и словеса.

Гонит рок нас по жизни битой, как мячи,
Ты то влево, то вправо беги - и молчи!
Тот, кто бешеный гон в этом мире устроил,
Он один знает смысл его скрытых причин.

Этот мастер всевышний - большой верхогляд:
Он недолго мудрит, лепит нас наугад.
Если мы хороши - он нас бьет и ломает,
Если плохи - опять же не он виноват!

Знает твердо мудрец: не бывает чудес,
Он не спорит - там семь или восемь небес.
Раз пылающий разум навеки погаснет,
Не равно ль - муравей или волк тебя съест?

Некий круг заключил наш приход и уход,
В нем конца и начала никто не найдет.
И никто еще верно сказать не сумел нам:
Мы откуда пришли? Что за гробом нас ждет?

Старика повстречал я в питейном дому,
"Что слыхать от ушедших?" - сказал я ему.
Он сказал: "Кто ушел, тот назад не вернется.
И вестей не подаст нам - видать по всему".

Старый разума конь утомился в пути,
И пришлось нам к разбойникам в стан забрести.
Что ж теперь толковать? Перепутали двери -
И покоя на миг не смогли обрести.

Вроде б нету меня - бытие все ясней,
И стою высоко - вниз качусь все сильней.
От вина бытия, мне казалось, я трезвый,
Становлюсь же на деле пьяней и пьяней.

Не останется ив или тени от них,
Сребротелых красавиц и прелести их...
Не останется в мире, таком быстротечном,
Чар волшебных твоих и молений моих...

Та стоянка тиранства, что всем нам дана,
Каждый миг приближает нас к смерти она.
И пока твой черед жизнь отдать не свершился,
Почему ты бежишь от любви и вина?

Будет прав, кто театром наш мир назовет,
Все - мы куклы, а кукольник - сам небосвод.
На ковре бытия он нам даст порезвиться
И в сундук одного за другим уберет.

Небосвод! Ты поистине зол и жесток,
Чуть взрастишь, как уж в прах превращаешь цветок,
Если б тучи не влагу, а прах собирали,
Изливался бы с неба кровавый поток.

Небеса - беспощадный и злой повелитель -
Наших дел господин, наших душ похититель.
Если б мы до рождения разум имели,
Никогда не пришли бы в земную обитель.

Тает жизнь и уходит, как речка, в песок,
Неизвестен конец, и неведом исток.
Превращает нас в пепел небесное пламя,
Даже дыма не видно - владыка жесток.

Я земной суетою измучен, поверьте,
Ухожу из неправедной сей круговерти.
Над могилой моей пусть смеется лишь тот,
Кто надеется сам увернуться от смерти.

Что там, за ветхой занавеской Тьмы
В гаданиях запутались умы.
Когда же с треском рухнет занавеска,
Увидим все, как ошибались мы.

Мир я сравнил бы с шахматной доской:
То день, то ночь… А пешки? — мы с тобой.
Подвигают, притиснут — и побили.
И в темный ящик сунут на покой.

Мир с пегой клячей можно бы сравнить,
А этот всадник, - кем он может быть?
"Ни в день, ни в ночь, - он ни во что не верит!"
- А где же силы он берет, чтоб жить?

Во-первых, жизнь мне дали, не спросясь.
Потом - невязка в чувствах началась.
Теперь же гонят вон... Уйду! Согласен!
Но замысел неясен: где же связь?

Рука упрямо чертит приговор.
Начертан он? Конец! И с этих пор
Не сдвинут строчки и не смоют слова
Все наши слезы, мудрость и укор.

Гончар лепил, я около стоял
Кувшин из глины: ручка и овал...
И я узнал султана череп голый,
И руку, руку нищего узнал!

Земная жизнь - на миг звенящий стон.
Где прах героев? Ветром разметен,
Клубится пылью розовой на солнце...
Земная жизнь - в лучах плывущий сон.

Тем, кто чист был в любви, быть отстоем пора,
А исканья любви - мудрецу как игра.
Вот сегодня есть день, но настанет ли завтра?
Кто о завтрашнем думал, скончался вчера.

Здесь в обители старой, не станет мудрец
Полагать, что в богатстве есть счастья венец -
Лишь захочет присесть он, как смерть на пороге,
Говорит, стиснув руку: "вставай, уж конец!"

Нет и тех, кто умел огороды растить,
И ни тех, кто жилища умел возводить...
И кого ни спросил я о чьем-то здоровье,
Слышал я: "Его нет, приказал долго жить..."

До тебя протекли много тысяч веков -
Мест стоянки царей и простых бедняков.
Где б ни видел ты холмик, сухой или влажный,
Ты наступишь ногою на прах черепов.

Погруженный в сон смерти - неведомый сон,
Пока Суд не настанет, молчать обречен.
Не тверди, что не шлют тебе вести оттуда -
На неведенье спящий пока осужден.

Этот суетный мир рад тебя погубить
И в обитель неверного рока вселить.
Если нет для тебя в ней спокойного места,
Будто не был - скорей поспеши выходить!

Ты, кто жизнь дорогую по ветру пустил
И со смертью подчас непочтительным был,
Рассчитал ты свой путь наперед лет на двести,
Но у рока отсрочки на час не просил.

Автор

Александр Спирин

Александр Витальевич Спирин 1970 г.р.. Создатель и администратор salevam.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *