Слово о полку Игореве

Слово о полку Игореве

После потери единственной рукописи «Слова о полку
Игореве» явились сообщения о его особенностях со
слов владельца и других очевидцев.

Свидетельства эти противоречивы, так как никто не позаботился
скопировать образчик письма рукописи, описать её
особенности. Считается вполне надёжно
установленным, что рукопись «Слова» относилась к
XVI веку (орфография отражает второе
южнославянское влияние), писана была скорописью
без разделения слов, с надстрочными буквами,
скорее всего, вообще без буквы i, без различия и и й
(привнесённого издателями) и не свободна была от
описок, ошибок, а может быть, и от пропусков или от
изменения первоначальных выражений: такова
судьба всех позднейших списков древнерусских
памятников литературы.
Кроме того, дополнительные мелкие искажения в тексте,
несомненно, невольно внесли и первые издатели,
как показывает весь опыт издания в XVIII-начале XIX
вв. сохранившихся древнерусских рукописей. Отсюда
с самых первых пор изучения «Слова о полку
Игореве» тянутся в научной литературе опыты более
или менее удачных исправлений текста «Слова». В
XIX веке лучшие из них сделаны Дубенским в 1844
году, Тихонравовым в 1866—1888 гг., Огоновским в
1876 году, Потебнёй в 1878 г., Барсовым в 1887—1890
гг., Козловским в 1890 году. В XX веке наиболее
подробные критические тексты «Слова» предлагали
А. К. Югов, Р. О. Якобсон, Н. К. Гудзий, Н. А.
Мещерский, издатели «Словаря-справочника „Слова
о полку Игореве“» и «Энциклопедии „Слова о полку
Игореве“», сводный текст в 2004 году предложен
(впрочем, без подробного комментария) и А. А.
Зализняком.

В выражениях «Слова…» изображаются не только
события неудачного похода на половцев Новгород-
Северского князя Игоря в 1185 году, как об этом
повествуется в летописях (в двух редакциях —
южной и северной, по Ипатьевской летописи и по
Лаврентьевской), но и припоминаются события из
княжеских междоусобиц, походов и удачных битв,
начиная с древнейших времен. Перед нами как бы
народная история, народная эпопея в книжном
изложении писателя конца XII в.
Ряд сюжетных поворотов в описании ниже основан
на той или иной интерпретации «тёмных мест».
В начале автор «Слова…» несколько раз обращается
к своим читателям и слушателям со словом «братіе»,
напр.: «Почнє́мъ жє, бра́тиє, по́вѣсть сию́ отъ ста́раго
Влади́мєра до нꙑ́нєшнѧго И́горѧ». Затем следуют
предания о княжеских певцах и о Бояне, некоторые
из которых находят параллели в Начальной
летописи, а также о русских племенах, набранные из
разных сказаний и песен; песни — противопоставляются былинам позднейшего времени. Есть здесь и намек на старинную соколиную охоту, и на певцов-музыкантов с
кифарами или гуслями: «Боꙗ́нъ жє, бра́тиє, нє і҃
со́коловъ на ста́до лебедѣ́и пуща́шє · нъ своꙗ́ вѣ́щꙗ
пръсты́ на жи́ваꙗ стру́нꙑ въсклада́ше · они́ жє са́ми
кнѧꙁє́мъ сла́ву рокота́ху». Несомненно, что до «Слова
о полку Игореве» существовали устные предания о
походах князей и их единоборствах (вроде былин о
богатырях), подобно тому как в «Слове»
представляется Мстислав Храбрый, «и́жє зарѣ́за
Рєдє́дю прєдъ пълкꙑ́ Касо́жьскꙑми». Эти предания
захватывали события XI в., от старого Владимира
Святославича (ок. 960—1015) до Всеслава Полоцкого
(ок. 1029—1101). Встречаются неясные воспоминания
о Трояне (это может быть римский император или
языческое существо, упоминаемое в апокрифах,
возможна связь этого имени с Троей), отклики
языческих преданий о Велесе — деде певцов, о
Хорсе-солнце, о Даждьбоге — деде русичей, боге
ветров Стрибоге, о Диве — злом духе, об оборотнях
вроде Всеслава Полоцкого.
Игорь — глава полка (похода); его речи руководят
северских князей — «братию и дружину» (известная
из древнерусских текстов формула обращения
военачальника к отряду). Игорь видит солнечное
затмение 1 мая 1185 года и предчувствует неудачу;
но отчаянные побуждения биться до смерти
ободряют князя, и он «вступает в злат стремень».
Поход начинается. Неблагоприятные знамения
преследуют полк Игорев. Весть о походе разносится
далеко вглубь степей, к морю, к Сурожу, Корсуню и
Тмутаракани. Поэт говорит обо всем этом кратко,
картинами: кликом Дива в стягах полков, мраком
ночи, воем зверей и скрипом половецких телег,
скрывающихся от русичей. Одна только ночь
отделяет выступление в поход от первой битвы,
обрисованной одними успехами и отдыхом «Олгова
храброго гнезда», обогатившегося всякой добычей и
задремавшего в поле.
Единоборство князя Всеволода характеризует храбрость русских. Как герой Илиады, он «посвечивает» своим золотым
шлемом и громит мечом по «шєломамъ оварьскимъ»
половцев. Для него не дороги ни раны, ни
воспоминания о Чернигове, о красавице Глебовне, о
своем «животѣ» и о чести золотых столов княжеских.
Таков Ярый Тур Всеволод. Но храбрость его тщетна
на Каяле-реке, под натиском всей земли половецкой.
Былые походы деда Игоря, Олега Святославича
(которого он называет «Гориславичем»), вызывают у
автора «Слова…» самые тяжёлые, самые грустные
воспоминания: гибли князья, гибли люди в усобицах
и княжеских «крамолах», раздавался звон мечей,
носились тучи стрел и вились над полями вороны и
галки. Автор, созерцая св. Софию в Киеве,
переносится мыслью к Каяле, где третий день шумит
и звенит оружие. Игорь поворачивает полки, чтобы
высвободить своего брата Всеволода; но уже
полегли храбрые русичи на берегу быстрой Каялы
(может быть, нарицательное имя горестного места,
от половецкого Каигы, Кайгу, или это Кагальник,
Кальмиус, Кальчик, Яла). Действие полка Игорева
кончено: «ничить трава жалощамчи · а древо с(ѧ)
тугою къ земли преклонилось».
Далее в «Слове» идут плачи по павшим, замечания о
дальнейшем движении половцев на русскую землю,
воспоминания об усобицах и успокоение на киевском
великом князе Святославе Всеволодовиче. Автор
«Слова» объясняет нынешние печали, стоны Киева и
напасти Чернигова неблагоразумием молодых
князей, их спорами за чужое, их крамолами. Контраст
поразителен с недавней удачей великого князя
Святослава над половцами в 1184 г.: «наступи на
землю Половецкую; притопта хлъми и яругы; взмути
рѣки и озеры; иссуши потоки и болота, а поганаго
Кобяка изъ луку моря отъ желѣзныхъ великихъ
плъковъ Половецкихъ, яко вихръ выторже: и падеся
Кобякъ въ градѣ Кіевѣ, въ гридницѣ Святъславли».
Место действия «Слова» переносится в Киев.

Иностранцы (немцы, венецианцы, греки и мораване)
живо сочувствуют удачам Святослава и несчастию
Игоря. Следует «мутенъ сонъ» великого князя
Святослава, объяснение его боярами и «золотое
слово» Святослава. Здесь, во сне Святослава,
находится труднообъяснимое, испорченное место,
каких ещё несколько встречается и далее. Снилось
князю в «тереме златоверхом», что треснула балка
над ним, закаркали вороны и понеслись к морю с
Оболони. А самого князя стали приготовлять к
погребению: одели «чръною паполомою, на кроваты
тисовѣ», стали оплакивать «синим вином с трутом
смешанным», стали сыпать крупный жемчуг — слёзы
на лоно. И сказали бояре князю: «горе твое от того,
что два сокола слетели с золотого стола отцовского;
соколов захватили в железные путины и подрезали
им крылья саблями поганых». Четыре князя попали в
плен: Игорь, Всеволод, Святослав Ольгович и
Владимир Игоревич.

Речь бояр переходит в образный, картинный плач: «тьма свет покрыла, снесеся хула на хвалу, тресну нужда на волю, уже
врежеса дивь на землю, Готския девы въспеша на
брезе синему морю, звоня Рускымъ златомъ». Тогда
великий князь Святослав изрекает своё «золотое
слово», упрекая Игоря и Всеволода за излишнюю
самонадеянность. И встал бы великий князь за обиду
за своё гнездо; но он уже знает, как стонет под
саблями половецкими Владимир Глебович…
Не то Святослав, не то автор «Слова о полку
Игореве» призывает сильнейших князей
современной ему Руси: великого князя Всеволода и
зависимых от него рязанских Глебовичей, затем
Ростиславичей, Рюрика и Давыда, могущественного
Ярослава Осмомысла Галицкого и знаменитого
Романа с Мстиславом.

Автор ещё раз с горем вспоминает Игоря и снова призывает потомков Ярослава Мудрого и племя Всеслава, останавливаясь
всего более на этом герое песен Бояна. Все они —
опытные военачальники: Ярослав Черниговский с
союзными степняками «кликом» врагов побеждает;
Всеволод веслами может расплескать Волгу, а Дон
вычерпать шлемами; Рюрику и Давыду автор
напоминает о тяжёлом поражении от половцев;
Ярослав Осмомысл со своими железными полками
успешно оберегает юго-западные рубежи Руси,
вмешивается в киевские дела, борется со
степняками; Роман и Мстислав страшны для литвы и
половцев.

Далее от упоминания полоцких князей, потомков
Всеслава Вещего, автор переходит к фигуре их
предка. Фигура полоцкого князя Всеслава
обрисовывается в его действиях по отношению к
Киеву и Новгороду. В Киеве Всеслав слышит звон
колоколов св. Софии; вспоминается какая-то крепкая
связь со старым Владимиром, когда княжеский род
ещё был единым. Все исчерпано автором «Слова…»
для призыва к отмщению обиды Игоря — и, наконец,
следует его возвращение. Пребывание его в плену
совершенно оставлено в стороне. Ни слова нет о
других пленных князьях, о действиях половцев и
великого князя киевского. Игорь остается главным
действующим лицом, со своей женой, которая
предчувствует его возвращение, оплакивая, по
дошедшей до неё вести, поражение полка и раны
мужа.

В. Г. Перов. «Плач Ярославны». Картина 1881 года
Плач Ярославны считается одним из самых
поэтических мотивов «Слова…». На городском
забрале в Путивле Ярославна рано плачет: «полечю
зегзицею (кукушкою) по Дунаю, омочу бебрян
(шелковый) рукав в Каяле, утру князю кровавые его
раны». Она обращается к ветру, к Днепру-Славутичу,
к светлому-пресветлому солнцу. Ветер развеял её
радость по ковылию, Днепр может только нести её
слёзы до моря, а солнце в поле безводном русичам
жаждою луки стянуло (они бессильны натянуть лук),
горем им колчаны со стрелами заткнуло.

Бегство Игоря из плена.

Бог не оставляет праведника в руках грешников,
говорит летописное сказание об Игоре — а по
«Слову о полку Игореве», «Бог путь кажет Игореви
из земли Половецкой в землю русскую». Автор как
будто сам пережил бегство из плена от степняков:
он помнит, с каким трепетом и ловкостью выбирался
Игорь, под условный свист верного человека, с конём
за рекой, как пробегал он степи, скрываясь и охотой
добывая себе пищу, перебираясь по струям Дона.

Автору «Слова» припоминается песня о
безвременной смерти юноши князя Ростислава,
брата Владимира Мономаха (событие, случившееся
за 100 лет до похода Игоря): оплакивания погибших
были как бы выдающимися песнями и сказаниями
русского народа.

Ездят Гзак с Кончаком на следу беглеца и примиряются с бегством Игоря, как старого знакомого, который при случае явится
близким человеком для степняков и по браку, и по
языку, а иногда и по обычаям. Но Игорь ближе всего
к русской земле, что предчувствует Гзак. Быстро
переносит автор «Слова о полку Игореве» своего
героя из степей в Киев, на радость странам-городам.
«Игорь едет по Боричеву (и ныне — ул. Боричев ток,
рядом с более известным Андреевским спуском) к
святей Богородици Пирогощей (храм, находившийся
на Подоле)».
Заключительным словом к князьям, возможно, ещё
пленным, и к погибшей дружине заканчивается
«Слово о полку Игореве».

Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BE_%D0%BE_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BA%D1%83_%D0%98%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B5

«Князь Игорь» — цветной фильм-опера советского режиссёра Романа Тихомирова.

Экранизация одноимённой оперы А. П. Бородина на сюжет памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».

Фильм снят на киностудии «Ленфильм» в 1969 году.

Лариса Алекса́ндровна Долина.

Впервые я услышал её исполнение когда мне было лет 15.Это была телевизионная передача "Утренняя почта".Песня была про компьютер. Но даже по телевизору я был потрясён этим вокалом. С тех далёких пор Лариса заслуженно покоряет многочисленные аудитории своим несравненный талантом.Лариса Александровна Долина. Родилась 10 сентября 1955 года в Баку в еврейской семье.Отец — строитель Александр Маркович Кудельман, мать — машинистка Галина Израилевна Кудельман (урождённая Долина). В трёхлетнем возрасте переехала в родной город родителей Одессу. В шесть лет Лариса поступила в музыкальную школу, которую ...

Перейти

Николай Караченцов: биография, личная жизнь

Николай Петрович Караченцов – это человек, имя которого всегда будет важной частью советского мира искусства.Советский и российский актёр театра и кино. Народный артист РСФСР, лауреат Государственной премии Российской Федерации. Академик Российской академии кинематографических искусств «Ника».Его таланты можно перечислять долгое время. Конечно же он мог добиться куда больших результатов, если не злополучное стечение обстоятельств, которые полностью изменили его жизнь. Биография Николая ...

Перейти

Ансамбль народного танца Грузии Сухишвили.

В его репертуаре — народные танцы различных народностей Грузии, Осетии а также театрализованные сюжетные постановки с музыкальным сопровождением на грузинских народных инструментах. Среди танцев, исполняемых артистами ансамбля — «Картули» (груз. ქართული), женский танец «Самаия» (груз. სამაია), «Кинтоури», «Давлури», аджарские танцы «Гандаган» и «Хоруми», азербайджанский танец «Джейрани», осетинские «Симд» и «Шуточный танец», «Илоури», танец Хонга, «Хевсурский танец» и другие номера. То, ...

Перейти

Омар Хайям рубаи часть 6

Моя большая коллекция философских четверостиший. Эта родинка, мук моих горьких исток,Заняла навсегда ее губ уголок!Бог, создавший для нас ее крошечный ротик,Это зернышко жить возле круга обрек! От чела твоего - белых роз аромат,Твои волосы мускуса запах хранят.Из рубиновых уст блещут райские перлы,У дверей твоих страх и смятенье царят. Те, для коих у тайны разорван покров,Неспокойны за судьбы ...

Перейти

Омар Хайям рубаи часть 5

Бросил пить я. Тоска мою душу сосет.Всяк дает мне советы, лекарства несет,Ни одно облегчения мне не приносит -Только полная чарка Хайяма спасет! Поскольку бесконечен этот мир,Поскольку бессердечен этот мир -Напрасно не тужи о вечной жизни:Для нас с тобой не вечен этот мир. Доколь мы будем Книгу Жизни рвать,Доколь рыдать, посуду бить, страдать?Наполни чашу смехом и отвагой,Чтобы разбить ...

Перейти

Автор

Александр Спирин

Александр Витальевич Спирин 1970 г.р.. Создатель и администратор salevam.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *